Зырянская жизнь

Свободен

Прокурор Республики Коми Виктор Ковалевский вынуждено подал рапорт об отставке

06.03.2006 г.
Виктора Ковалевского вынудили уйти с должности прокурора РК.

Виктора Ковалевского вынудили уйти с должности прокурора РК.

4 марта, в субботу, на коллегии прокуратуры РК были представлены результаты проверки этого ведомства, проведенной силами Генеральной прокуратуры РФ. Не дожидаясь «судного дня», по собственному желанию ушли на пенсию прокурор Республики Коми Виктор Ковалевский и прокурор Сыктывкара Александр Бебякин. По собственному желанию избежал «трепки» и заместитель столичного прокурора Сергей Моисеев. По инициативе г-на Моисеева его перевели на должность помощника прокурора Удорского района республики. Число же руководящих работников, получивших по итогам проверки дисциплинарные взыскания, перевалило за десяток.

Напомним, Виктор Ковалевский стал прокурором Коми в 1996 году. До недавних пор рядовые сотрудники органов прокурорского надзора судачили о необыкновенной везучести своего шефа. Действительно, мысль сместить г-на Ковалевского с должности в начале нового тысячелетия лелеял еще глава РК Юрий Спиридонов. Ее реализации помешало то обстоятельство, что г-н Спиридонов сам лишился губернаторского кресла.

Фортуна отвернулась от прокурора Коми летом прошлого года. В течение месяца в республике произошли три громких публично-правовых скандала: попытка захвата власти в органах местного самоуправления Сыктывкара, поджег торгового центра «Пассаж» в Ухте и убийство воркутинской правозащитницы Людмилы Жоровли. Самые серьезные последствия имел «путч» в столице Коми. За несвоевременное информирование об этом неординарном происшествии Генеральной прокуратуры РФ последняя предупредила г-на Ковалевского и прокурора Сыктывкара Александра Бебякина об их «неполном служебном соответствии».

После урона, нанесенного прокуратуре РК вышестоящей инстанцией, временно возглавлять этот надзорный орган республики будет Николай Басманов.

   

После таких неурядиц прокурор республики оказался в очень непростом положении. Шагнешь влево – твоей отставки будут требовать власти республики. Шагнешь вправо – получишь нелицеприятные отзывы оппозиции. Г-н Ковалевский, в конце концов, предпочел пойти на сближение с властями региона. В частности, он отозвал представление, внесенное на имя Владимира Торлопова, в котором главе РК указали на недопустимость его вмешательства в деятельность органов местного самоуправления (основанием для внесения представления послужили заявления г-на Торлопова о поддержке нового руководства Сыктывкара, сделанные в первые дни сыктывкарского «путча»).

Похоже, что в выборе тактики выживания в современных политических реалиях Виктор Ковалевский все-таки ошибся. Первый тревожный звонок раздался в декабре 2005 года, когда прокуратура Коми попала в план Генеральной прокуратуры РФ по проведению комплексных проверок подчиненных органов прокурорского надзора. Предполагалось, что сама проверка пройдет в марте. Такую, по крайней мере, дату г-н Ковалевский обозначил 26 января этого года на коллегии республиканской прокуратуры, посвященной итогам минувшего года. «Я вам желаю сгруппироваться и показать ту работу, которую мы проводили в прошлом году», – напутствовал прокурор Коми своих подчиненных перед приездом проверяющих.

За кулисами раздавались совсем другие пожелания. По сведениям «ЗЖ», один из замов г-на Ковалевского по-товарищески советовал прокурору Коми подать заявления об отставке, не дожидаясь приезда ревизоров. Это предложение весьма вписывалось в практику внутриведомственных взаимоотношений, которая культивируется Генеральной прокуратурой РФ: добровольная отставка прокурора всегда смягчает репрессивный настрой проверяющих. Однако даже в такой, казалось бы, критической ситуации г-н Ковалевский решил рискнуть, понадеявшись на объективность проверяющих.

Ревизоры из генпрокуратуры приехали в Коми 20 февраля. Иллюзии по поводу их объективности у г-на Ковалевского пропали в течение недели. По сведениям «ЗЖ», вечером 27 февраля он подал на имя Владимира Устинова рапорт об отставке «в связи с выходом на пенсию по выслуге лет». Через день стало известно, что генпрокурор эту отставку принял.

Г-н Ковалевский работал прокурором Коми вплоть до минувшей пятницы. Он передавал дела своему первому заместителю Николаю Басманову, назначенному исполняющим обязанности прокурора республики, и подписывал приказы о наложении дисциплинарных взысканий на рядовых прокурорских работников, чья деятельность не устроила московских проверяющих. Примечательно, что тексты этих приказов, по сведениям «ЗЖ», писали на себя сами провинившиеся.

3 марта, в пятницу, вечерним питерским рейсом в Сыктывкар прилетел заместитель генерального прокурора по Северо-Западному федеральному округу Иван Кондрат. В этот день ему, кстати, исполнилось 45 лет. В аэропорту юбиляра встретили Виктор Ковалевский и Николай Басманов.

Прибыв к зданию республиканкой прокуратуры, г-н Кондрат внимательно осмотрел фасад здания. Он, видимо, желал проверить, работают прокурорские работники или глазеют на прибывшее начальство. На проходной в фойе первого этажа с г-ном Кондратом хотел пересечься сыктывкарский адвокат Владислав Коснырев. 28 февраля г-н Коснырев подал на имя г-на Ковалевского заявление, в котором попросил санкционировать проверку отдельных аспектов деятельности прокурора Печоры Андрея Барабкина. Начальник отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Коми г-н Лодыгин 2 марта переправил заявление г-на Коснырева г-ну Барабкину «для проверки приведенных доводов». Странная, прямо скажем, реакция, особенно в контексте проходившей проверки. Ведь федеральный закон «О прокуратуре» запрещает пересылать жалобы тем должностным лицам, действия которых обжалуются. Но информировать о случившемся г-на Кондрата г-ну Косныреву не удалось. Московские ревизоры на протяжении проверки вообще избегали общения с простыми смертными.

В субботу, 4 марта, в прокуратуре Коми прошла коллегия под председательством Ивана Кондрата. Помимо прокурорских работников, на ней присутствовали главный федеральный инспектор в РК Олег Алтухов, начальник Управления ФСБ по РК Николай Пиюков, министр внутренних дел РК Владимир Силаев, депутат госдумы РФ Юрий Спиридонов, председатель госсовета РК Марина Истиховская, заместитель главы РК Иван Поздеев.

Как стало известно «ЗЖ» от источников, присутствовавших на коллегии, в самом начале заседания г-н Кондрат пояснил собравшимся, что генпрокуратура не будет оценивать деятельность г-д Ковалевского и Бебякина, так как они ушли в отставку. Затем справку о результатах проверки зачитал начальник управления по надзору за соблюдением законодательства в сфере оборота наркотиков Генпрокуратуры РФ Владимир Коростелев, руководивший работой проверяющих. Основной удар пришелся по прокурорским работникам, осуществляющим надзор за деятельностью органов дознания и следствия. Из зачитанного им документа следовало, что по итогам проверки в Коми было возбуждено около 600 уголовных дел, до этого не попавших в официальную статистику. Некоторые из этих дел возбуждены по признакам особо тяжких преступлений, связанных с гибелью людей. Дополнительно были возбуждены 33 уголовных дела в отношении работников органов внутренних дел, скрывавших преступления.

Разбор полетов затянулся на четыре часа. Публичные объяснения г-ну Кондрату пришлось давать и.о. прокурора Воркуты Василию Ярмолюку, прокурору Сосногорска Алексею Панасенко, прокурору Эжвинского района Сыктывкара Александру Рудометову, прокурору Княжпогостского района Марине Сажиной, прокурору Койгородского района Григорию Сюрвасеву, прокурору Сыктывдинского района Александру Владыкину, прокурору Усть-Вымского района Николаю Одинцову, прокурору Сысольского района Антону Панкратьеву. Перечисленные прокурорские работники, а также некоторые их заместители были наказаны приказом по Генеральной прокуратуре РФ. Наказание варьировалось от замечания (им отделалась г-жа Сажина) до объявления неполного служебного соответствия.

На неполное служебное соответствие было также указано заместителю прокурора РК, начальнику следственного управления Николаю Рыжову. А избежал наказания заместитель сыктывкарского прокурора Сергей Моисеев. Накануне коллегии прокурор республики удовлетворил его пожелание о переводе в Удорский район, где г-н Моисеев будет работать… помощником районного прокурора.

Вчера днем г-н Кондрат покинул пределы Коми. Г-н Басманов остался, чтобы выполнять его поручения. Особенно тяжело придется отделу по расследованию особо важных дел. Именно ему, а не следователям городских и районных прокуратур, заместитель генерального прокурора поручил вести 33 уголовных дела, возбужденных в отношении сотрудников внутренних дел.

Остался, правда, неясный вопрос, вмешательство каких политических сил предопределило репрессивную направленность проверки. Источники «ЗЖ» по этому поводу разошлись во мнении. Некоторые полагают, что ключевую роль в таком исходе дела сыграл Желтый дом. Другие уверены, что в ситуацию вмешались политические силы, оппонирующие республиканским властям.

Эрнест Мезак