Зырянская жизнь

Валерий Миронов требует свое

Молча

04.10.2009 г.
Вынужденное молчание Валерия Миронова не означает его согласия с незаконными действиями властей. Фото Сергея Сорокина.

Вынужденное молчание Валерия Миронова не означает его согласия с незаконными действиями властей. Фото Сергея Сорокина.

В минувшую пятницу, 2 октября, житель Эжвинского района Сыктывкара Валерий Миронов официально известил районную прокуратуру о том, что объявляет голодовку, и будет держать ее до тех пор, пока местная администрация не исполнит годичной давности решение районного суда о предоставлении ему социального жилья как лицу, страдающему тяжелой формой хронического заболевания.

Согласно документам, предоставленным «ЗЖ» Коми правозащитной комиссией «Мемориал», обеспечивающей юридическую поддержку г-ну Миронову в тяжбе с эжвинской администрацией, еще в сентябре 1994 года он как инвалид 1-й группы подал заявление о включении его в льготный список нуждающихся в улучшении жилищных условий «по характеру своего заболевания» — рака дна полости рта.

В очереди на получение жилья по договору социального найма Валерий Миронов, регулярно подтверждая свой статус инвалида, безнадежно состоял до июля 2007 года. Тогда ему пришло извещение за подписью возглавлявшего в то время администрацию Эжвы Николая Сосновского об исключении из списка льготников. На том основании, что в соответствии с принятым в декабре 2004 года новым Жилищным кодексом РФ был проведен переучет нуждающихся, и по его итогам выяснилось, что проживающий в двухкомнатной квартире с супругой и сыном г-н Миронов обеспечен жилплощадью сверх установленной кодексом нормы. Районная власть проигнорировала при этом тот факт, что Валерий Миронов находился в «неприкасаемой» при переучете льготной очереди как человек с «тяжелой формой хронического заболевания, при котором невозможно совместное проживание граждан в одной квартире».

Валерий Миронов воспротивился такому решению и подал соответствующий иск в Эжвинский районный суд, который 5 августа 2008 года отменил постановление главы райадминистрации и обязал местную власть восстановить г-на Миронова в его праве на получение «благоустроенного жилого помещения по договору социального найма». В судебном решении со ссылкой на действующее законодательство подчеркивалось, что жилье должно быть предоставлено инвалиду вне очереди.

С той поры администрация Эжвинского района предпринимает все возможные меры для того, чтобы не исполнить решение суда. Местные чиновники пытались обжаловать судебное постановление в кассационных инстанциях, просили суд об отсрочке исполнения вердикта, ссылаясь на отсутствие подходящего жилья для Валерия Миронова, которому в силу особенностей его болезни необходимо изолированное благоустроенное помещение. Между тем, несмотря на безуспешность действий райадминистрации, решение суда так и не исполнялось. Г-н Миронов обращал на это внимание местного отдела судебных приставов, где с ним соглашались, но никаких мер — по крайней мере, очевидных — по принуждению администрации Эжвы к исполнению вердикта не предпринималось. Жилье Валерию Миронову, впрочем, предлагалось — однако заведомо не соответствовавшее требуемым для проживания инвалида условиям. То это была комната в общежитии с общими туалетом и кухней, то помещение «тюремного» типа — с зарешеченным окном и туалетом, именуемым в народе «парашей».

Г-н Миронов жаловался в эжвинскую прокуратуру на действия властей и бездействие судебных приставов — оттуда пришла отписка. Обращался в администрацию главы РК и правительства РК — его обращение в лучших традициях отечественной бюрократии было перенаправлено «для рассмотрения» в ту же районную администрацию. Писал в общественную приемную Путина, там сделали соответствующий запрос в региональное управление федеральной службы судебных приставов и получили дежурный ответ: «Длительное исполнение судебного решения обусловлено отсутствием свободного муниципального жилого фонда».

Апофеозом этой волокиты стала встреча Валерия Миронова в мае с.г. в администрации Эжвинского района с нынешним ее главой Александром Эпштейном, а также представителями местных прокуратуры и отдела судебных приставов. В присутствии последних г-н Эпштейн прямо заявил г-ну Миронову, что администрация не может выделить ему нормальную благоустроенную квартиру, потому что не хочет создавать прецедента, и предложил соглашаться на то, что дают. После того, как прокурорские стали склонять его к тому же, Валерий Миронов просто встал и ушел.

Эти вопиющие детали разговора он сам описал корреспонденту «ЗЖ» в минувшую пятницу, 2 октября. Причем описал в буквальном смысле слова — у г-на Миронова удалена гортань, и свои мысли ему приходится излагать на бумаге. Из его письменных ответов на вопросы корреспондента «ЗЖ» следует, что в четверг, 1 октября, он едва не получил долгожданное жилье. Райадминистрация предложила ему выгоревшую в результате пожара квартиру, предупредив, правда, что она непригодна для проживания, а денег на ремонт нет и не предвидится. Валерий Миронов, видимо, неожиданно для чиновников, согласился, заявив, что ремонт проведет своими силами. В этот же день в ордере ему отказали, сославшись на распоряжение Александра Эпштейна, усмотревшего в этом случае пресловутое «превышение метража».

На следующий день в местной прокуратуре появилось заявление Валерия Миронова о начале голодовки, а из перепугавшейся, видимо, по этому поводу службы судебных приставов г-ну Эпштейну было направлено предупреждение о том, что против него может быть возбуждено уголовное дело по 315-статье УК РФ («Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта»).

«Я не понимаю, где суд и нужен ли он? По каким законам живут чиновники, если не исполняют законы РФ? У них отдельное государство?..» — перед уходом из редакции «ЗЖ» написал в блокноте Валерий Миронов.

Андрей Влизков